Некоторые причины аноргазмии у женщин.

Разбиралась в теоретических интерпретациях этой проблемы и постепенно поняла, что предпосылки следует разделить по принципу "почвы" и закинутого "зерна". 

Прежде всего, под аноргазмией важно понимать полное отсутствие оргазма, ибо безумие нынешних дней зациклено на идее вагинальной разрядки как зрелой и правильной формы сексуальности. Это не так. Оргазм, вагинальный или клиторальный, нет смысла раскладывать на адекватный или нет, какой есть - тот и верный. 

Итак, если говорить о базисной "почве", то я бы выявила два варианта, которые организуют потенциальную сексуальную нечувствительность:

1. Непрожитый симбиоз. В состоянии слияния с матерью ребенок пока что не способен отделять свои эмоции от тела (т.е. боль и страх ощущаются одинаково как "психосоматическая катастрофа") и себя от матери (ни от ее тела, ни от ее эмоций, которые также воспринимаются как единое целое).

По мере распада диады "мать-дитя" начинается постепенное простраивание собственной эмоциональной и телесной сферы, а также разделение себя и матери. Если мать блокирует процесс сепарации или наоборот резко из него выталкивает, то ребенку не удается сформировать бессознательное разделение между телесным и психологическим (1), а также между собой и матерью (2). Первое приводит к тому, что человек плохо чуствует эмоции, но при этом неощущаемая эмоциональная гамма торжественно отыгрываться в теле в виде психосоматических заболеваний. Второе способствует переживанию отчуждения от тела, поскольку оно "не мое, мне не принадлежащее", а значит удовольствия от контакта с ним не будет, как и в принципе желания им заниматься.

2. Стыдящая атмосфера в семье. Если родители постоянно ребенка сравнивают с другими ("Вася учится лучше" , "Маша слушается маму"), обесценивают его достижения и особенности, открыто унижают, ставят планки ("вот заработаешь - тогда и будешь иметь право на мнение"), то в такой среде формируется ощущение себя не просто "плохим", а в целом "не тем". Каким быть, чтобы заслужить одобрение - не ясно, а то, что сейчас - не в тему и постыдное.

У ребенка еще до пубертата появляются неоформленные сексуальные фантазии. На фоне затопленности стыдом они вкрапливаются в общее негативное переживание себя. К моменту завершения формирования психики эти фантазии, как и любые другие проявления личности, подавляются. Телесность застывает, как и способность жить открыто, по-своему, начинать новое, ошибаться, отстаивать себя.

Эта "почва" способствует готовности женщины "не чувствовать", а "зерна" довозращивают аноргазмичную холодность. Причины не все, я попробовала вкратце собрать основные:

- Строгое воспитание, тяжелые наказания за проступки, отсутствие живых теплых разговоров с родителями. Это близко к стыдению, но добавляет страхов возмездия за "не те" проявления себя.

- Отсутствие темы секса в семье. Для ребенка интимные отношения родителей - стресс, но он должен понимать, что они существуют, чтобы иметь возможность с ними идентифицироваться.

- Стыдятельные суеверия типа попадания в ад, волосатых рук и слепоты. Конечно, не стоит вклиниваться в гормональное буйство подростка, но важно показать поддержку и понимание. Подростку тяжело переживать перемены в теле, он итак захвачен виной за сексуальность и достаточным окажется готовность взрослого подставить плечо.

- Ранние сексуальные травмы. Могут быть бытовыми, например, наблюдение коитуса родителей (ребенок одновременно возбуждается, пугается и чувствует к себе отвращение) и тяжелыми, такими как абьюз даже без проникновения (игры в доктора с более старшими детьми), открытое соблазнение родителями (переодевание при ребенке, невзначайная демонстрация гениталий). Насилие с проникновением, конечно, самое страшное потрясение, но удивительным образом ребенок может с ним справиться, если атмосфера в семье надежная и непостыдная.

- Неудачи во время первого полового акта, если партнер оказался грубым, неумелым, виноватящим ("не чувствуешь, тк сама бревно").

- Конфликты. Женщина более психологична в сексе, обиды и злость сильно влияют на либидо и оргазм.

Значение сексуальности в паре

На бессознательном уровне сексуальное поведение человека представляет собой зеркало его раннего психосоматического партнерства с матерью. Именно поэтому, сталкиваясь с сексуальным отвержением, личность переживает чувства, тождественные отказу в любви и заботе и становится тем младенцем, от которого отворачивается мать. 

 

Если говорить о сложившейся паре, то двое вступают в сексуальный контакт не просто, чтобы удовлетворить физиологию. Психологически человек формирует связь для:

 

- Восстановления в психике образа заботящегося родителя, коим на время становится партнер. Эмоциональное, нежное взаимодействие активирует ранние ощущения накормленности и заботы в психосоматическом единении с матерью. Это акт репарации.

 

- Преодоления негативного влияния на психику образа отвергающего родителя. Соответственно, хаотичные разовые связи имеют право быть, но на бессознательном уровне они являются способом отыгрывания злости и тоски, возникших в раннем негативном опыте контакта. Тогда ребенок начинает сексуализировать (либидинизировать) страдание и во взрослом возрасте мстить родителю через многочисленный нестабильный секс с объектами-партнерами, которых он разрушает своей бессознательной эротизированной агрессией. Со временем накапливается истощение, злость с тоской усугубляются и зачастую личность изолируется от людей вообще, полностью разочаровываясь в отношениях.

 

- Укрепления психики через проживания себя в паре, способной соединить позитивный и негативный опыт своих детско-родительских отношений в комплементарном (дополняющем) союзе.

Сексология ни в коем случае не занимается эротическим; это четкая специальность, которая помогает прорабатывать широчайший спектр психологических факторов, влияющих на сексуальную жизнь. Классификация нарушений в интимной сфере у мужчин и у женщин имеет право быть, как и рекомендованные терапевтические стратегии. Но прежде, чем начинать работу, важно понимать глубину запроса, чтобы не навешивать ненужного.

По мотивам книги Каплан и собственного профессионального опыта я бы разделила сексологические запросы на так:

1. Самая простая история - это сексуальная необразованность, коя логичным образом проистекает из некоторой незрелости нашего общества. В таком случае помогает формат разъяснений и информирований, хотя это и не психотерапия. Проблемы информационного вакуума варьируются от:

- Незнания анатомии и физиологии, базовых основ отношений. Здесь живут мифы про ад, волосатые ладони и прочие порочности. Для современного общества это может показаться редкостью, однако в литературе я подцапывала примеры пар, действительно не ведающих о технике процесса. Конечно, стыд и вина являются спутниками таких историй, но пока человек сам не разберется в основах, не познает себя, не наработает личный опыт удач и обломов тратить время на углубленную психотерапию я бы не стала.

- До перегруженности мифами об обязательных 30 женских оргазмах в секунду, 24-часовой эрекции, 100-метровом мужском достоинстве, обоюдных громких охах-вздохах. Подобные перезавышенные ожидания, сдобренные и личной почвой, и зацикленностью общества на самцовости, приводят к переживанию сильной тревоги в интимном контакте. Считаю, что исследовать причины столь яростного желания доказывать состоятельность следует лишь после реакции на информирование о норме в сексуальном плане.

2. Запрос посложней касается двух базовых бессознательных страхов: провала себя как любовника и отвержения, если партнер вдруг окажется неудовлетворенным, что формирует повышенный защитный самоконтроль, дабы не "потерять лицо". Человек фиксируется на "механике" процесса, а не на чуткости в ощущении другого. Не думаю, что в этой группе обнаруживаются клинические сексуальные нарушения, хотя эпизодические трудности могут проскакивать на всех этапах процесса в фазах возбуждения, желания и оргазма. На психологическом же уровне самоконтроль обусловлен разными причинами, в том числе и:

- Бессознательной ассоциацией между эмоциональной вовлеченностью и уязвимостью. Зачастую подобная связка формируется на детском опыте болезненных переживаний в эмоциональном контакте с матерью. Это касается не только сухих и отчужденных отношений (и тогда ребенку становится стыдно и опасно показывать желание близости), но и перенасыщенных, которые в психике отзываются страхом поглощения другим при сближении.

- Восприятием удовольствия как греховного, нелегального, причем вне религиозного контекста. В первом случае человек ограждает себя от телесного наслаждения, в том числе и от вкусной еды, красивой одежды, отдыха, развлечений. Это признак психической затопленности стыдом и эдакое "самобичевание" в виде отказа от удовольствий оказывается попыткой доказать собственную "правильность". Такие люди на полуосознанном уровне стыдятся своих фантазий и само желание трактуют как позор. Второй вариант - метание между "перееданием" и "диетой". В этом случае на первый план выступает вина, которая благоприятней стыда, т.к. стыд блокирует действие и оставляет человека "никем и нигде", вина не уводит от жизни и развития, хоть и вызывает метания и дискомфорт. Виноватая личность любит секс, радости, не окажется "эмоционально скупой", но после бурных утех обязательно себя торжественно накажет.

- Враждебностью к партнеру. Может оказаться из-за объективной непрожитой обиды, которая попала в уязвимую часть личности. Тогда самоконтроль и сухость окажутся способом и "защиты" от партнера, и местью. Враждебность бывает и переносом на партнера негативного детского опыта в отношениях с родителями. Тогда демонстрация возбуждения в сексуальной сфере, отказ от контроля равносильны вторжению в личные границы и дарению право на посягательство. Таким людям проще удовлетворять другого, но не подпускать к себе.

- Страхом натолкнуться на отвержение, если озвучивать желания. Речь не идет о специализированных фантазиях типа игр, БДСМ. Есть люди, которым стыдно просить о незначительных вещах, поскольку кажется, что это партнера оттолкнет. Мазохизм формируется в детском опыте и основан на логике о том, что любят только за жертвенность. Интересно, что в процессе интимной близости подобный страх редко ощущается осознанно, зачастую он маскируется нейтральными мыслями о работе, ужине, делах.

- Опасением разбудить садистические, мазохистические или гомосексуальные импульсы. Человек на полуосознанном уровне не позволяет себе возбуждаться, дабы не "понесло". В реальности же в каждой психике существуют садо-, мазо- и гомо- и би- части. Проявлять их станет тот, кто склонен проявлять, у остальных больше страхов и стыда за эти стороны и потенциальные разрушение, последующее за их растормошением. Важно понимать, что это лишь фантазия, но не объективное действие.

Для проработки подобного самоконтроля, сковывающего человека прежде всего на уровне проявления близости, достаточно краткосрочной индивидуальной или семейной терапии в сочетании со специальными сексологическими упражнениями, которые пара выполняет вместе и порознь. Проблемы есть, но они укоренены не шибко глубинно. Это отдельный невроз здорового характера, кой есть у каждого (и характер, и его невротический клубок), разматывается быстро и легко.

3. Следующий уровень запроса касается глубоко засевших психологических трудностей, выливающихся в клинические заболевания сексуальной сферы (отсутствие либидо, навязчивое избегание секса или же наоборот зацикленность на нем, нарушение эрекции, вагинизм, проблемы с эякуляцией, аноргазмия и т.д.). Краткосрочные техники бесполезны, необходима длительная индивидуальная работа лишь с последующим подключением семейной терапии и секс-терапии (упражнений).

Сексуальный симптом в этом случае выполняет функцию психологической защиты, поэтому прежде всего необходимо сконцентрироваться на проработке "прикрываемой" им частью психики.

Например, болезненное сжатие мышц влагалища при вагинизме во многом основано на бессознательном страхе перед вторжением и эрегированный пенис символизирует ракету, которая разрушит хрупкий женский мир. Стратегия работы сложная. Первым делом только индивидуальная терапия. По мере нивелирования тревоги перед вторжением можно начинать выполнять упражнения: сначала женщина без партнера во время самостимуляции вводит во влагалище специальные расширители, начиная с самого маленького и постепенно повышая размер. По мере привыкания сочетать оргазм и расширитель внутри, да на индивидуальной терапии, спазм сходит на нет, тогда уже можно подключать мужчину. Это хорошее завершение работы, идеальное - возможность испытывать оргазм от экстра- или интравагинальных действий мужчины. Если же заниматься исключительно упражнениями без терапии, то психика начнет выплескивать страх вторжения тревогой, паническими атаками, трудноконтролируемым отвращением, агрессией к мужчинам и т.д.

Проблемы с эрекцией зачастую ложатся на почву бессознательного страха мужчины перед собственной подавленной агрессией вкупе с ощущением, что за эту агрессию грядет наказание. В детстве у такого человека проявления самостоятельности, напористости, индивидуальность матерью подавлялись, поэтому во взрослом возрасте мужчина ощущает любой продуктивный акт активности как разрушающий и нелегальный. После проработки страха перед внутренней силой мужчине можно переходить к специальным упражнениям, одно из которых - техника "стоп-старт". Во время самостимуляции ощушения разделяются от 0 до 10 по интенсивности, когда 10 - оргазм. За три подхода необходимо прерывать процесс в точке ощущений 7-8, чтобы учиться контролировать чувствительность. Далее мужчине предлагается прерываться на точке 5-6, чтобы повышать эту способность. После обретения человеком бОльшей уверенности в себе к процессу подключается партнерша, теперь уже она, вслед за командами мужчины, выполняет эти действия, ничего от него не требуя. Парная секс-терапия в этом случае направлена не только на укрепление способности контролировать ощущения и эякуляцию, но и на снижение страхов неудачи, недолжного исполнения "обязанностей". Если без предварительной психотерапии мужчина начнет себя буквально "насиловать" повышением сексуальности (частенько по советам друзей или врачей), то высока вероятность выплесков тревог, отвращения к себе, той самой подавленной злости, что усугубит имеющиеся сексуальные трудности.

Зачастую проблемы в сексуальной сфере идут из атмосферы стыда в родительской семье. Человек вырастает с чувством искаженности и неадекватности, отношение к телесности и ее проявлениям вкрапливается в общую непереносимость себя. Испытывать и демонстрировать возбуждение для психики стыдно и сексуальный симптом защищает личность от этого отвращения к себе.

Работа в этой группе сложная, кропотливая, с тяжелыми эмоциональными реакциями и частыми откатами назад.

4. Запросы от людей с психопатологическими чертами, основная трудность которых заключается в невозможности контролировать агрессию и паранойяльные проявления. Сексуальные отношения становятся плацдармом для отыгрывания глубинной ненависти, поэтому приоритетной задачей становится проработка детской травматизации и стабилизация психических процессов. Звучит абстрактно, но как есть.

  Сексуальные комплексы женщин, сопряженные с глубоким психическим страданием

1. Афины. Агрессивное стремление занимать маскулинную позицию в отношениях. Психика такой женщины не смогла идентифицироваться с матерью на эдиповой фазе, поэтому в качестве опорного гендерного образа был выбран отец. Женская роль ассоциируется со слабостью и подчинением. Афина с детства дружит с мальчиками и строит отношения с фемининными мужчинами.

2. Алисы. Расщепленная жизнь в двух измерениях. Женщина пребывает в перманентном фантазировании об идеальных отношениях ТАМ, в реальном мире она всего лишь существует. Зачастую подобный раскол вызван глубокой травматизацией, когда психика, не способная переработать удар, в целях самозащиты убегает в сказочный мир. Состояние в прямом смысле переживается так: в любую свободную секунду, особенно перед сном, женщина отключается и проживает в фантазии реальные эмоции.

3. Амазонки. Потребительское и пренебрежительное восприятие мужчины, годному лишь для донорства семени, игнорирование возможности построения отношений. На бессознательном уровне женщина отрицает любую инаковость и "нащупывает" собственную идентичность через обесценивания непохожего (два признака нарциссического функционирования). Кроме того, отрицание роли мужчины отражает бессознательный страх перед его вторжением в хрупкий уязвимый женский мир.

4. Дианы. Придание сверхценности целомудрию и девственности. Связано с глубинным отвержением собственной сексуальности, в результате психика компенсирует неуверенность через самовозвышение.

5. Иокасты (мать Эдипа, вышла за сына замуж). Патологическое влечение матери к сыну вплоть до инцестуозных действий.

6. Золушки. Пассивное ожидание принца-олигарха, при общении с противоположным полом у женщины возникает стойкое чувство, что ни один из мужчин её не достоин.

7. Клитемнестры. Протест против подавляющей мужской роли через отказ от собственной сексуальности. Такая женщина достаточно естественно входит в отношения, но при наступлении сексуальной близости "замирает", бессознательно кастрируя мужчину и перехватывая на себя власть. Часто развивается на фоне глубинной обиды на мать за то, что та прогибалась перед властным отцом.

8. Копюшка. Искусственная покорность мужчине, в том числе и в сексуальной сфере. На работе, кстати, такая женщина сможет быть вполне волевой и жесткой. В отношениях она отыгрывает собственную мазохистическую сторону.

9. Ксантипы (ворчливая жена Сократа). "Женись, конечно. Попадется хорошая жена, будешь счастливым, а не повезет - станешь философом", - поговаривал Сократ. Комплекс развивается у женщин, отрицающих свою сексуальность из-за чувства стыда, в результате через реактивное образование (неосознаваемой демонстрации противоположного желания) подавленное либидо перерастает в навязчивые уборки, создание порядка, морализаторство, гоняние "проституток" у подъезда.

10. Медеи. Мстительность изменнику-мужу через уничтожение общих с ним детей. В патологическом варианте женщина может дойти до детоубийства, такие преступления не редкость. В условно здоровом - эмоциональные издевательства над ребенком за то, что он похож на отца ("ты такой же как твой папа-предатель"), нападки за то, что ребенок родителя любит, требования за отцом следить, запрет на общение, что в совокупности разрушает ребенка и формирует у него чувство вины.

11. Мессалины. Подыгрывание идее собственной развратности и сексуальной ненасытности. Бессознательно женщина через многочисленные связи "кастрирует" мужчину демонстрацией своего темперамента. Сталкиваясь с невозможностью удовлетворить партнершу, мужчина ощущает себя слабым и беспомощным. Комплекс может быть и следствием нимфомании, и защитной формой при аноргазмии, когда женщина симулирует многочисленные оргазмы и верит в их существование.

12. Одиночества. Возникает у бездетных женщин после наступления менопаузы, особенно когда ценна роль матери. Часто сопряжен с бессознательной фиксацией на детстве: женщина всю жизнь фантазирует о себе как о потенциально хорошей матери, вспоминая как хорошо было ей в укромной семье, при этом психика не созревает, отношения не строятся и столновение со внезапным старением вызывает шок.

13. Рыцаря и Развратника. Расщепленное восприятие мужчины на нежного Рыцаря-защитника и соблазнителя-Разбойника, с которым можно реализовывать сексуальные фантазии. Связан с бессознательным восприятием своей сексуальности как "грязной", поэтому марать ей чистого супруга (замещающего женщине мать) нельзя.

14. Титании. Фантазия об идеальном партнере, который наделен абсолютно всеми качествами от лучших мужчин мира. Неизбежно вызывает разочарование с обвинениями не себя, а мужа за испорченную жизнь. Прошлое мифологизируется, возникает болезненная фантазия о счастливой судьбе, если бы был сделан выбор в пользу другого мужчины.

15. Электры. Женский вариант эдипового комплекса. Сексуальное влечение к отцу вплоть до соблазнения.

 

     Сексуальные комплексы мужчин, сопряженные с глубоким психическим страданием

 

1. Дон Кихота. Мужчина, идеализирующий избранницу-Дульсинею. Роскошно ухаживает, не форсирует сексуальную близость, действительно кладет на алтарь возлюленной себя. Столкновение с реальными качествами в женщине, в т.ч. с ее желанием активно строить отношения, приводит к разочарованию, вспышкам агрессии вплоть до физического насилия. Идеализация далекой возлюбленной-куклы позволяет мужчине отщеплять агрессивную часть своей личности и на время чувствовать "идеальным" себя.

2. Гризельды (имя героини одной из новелл "Декамерона" Боккаччо). Перерастание отцовской любви в эротизированное влечение к дочери вплоты до инцеста. Часто связано с семейный треугольником в принципе: жена, отвергающая свою сексуальность, отказывает супругу в полноценной близости и бессознательно толкает мужа к дочери. Связь "отец-дочь" удерживает супруга в семье, поэтому жертвы инцеста ужасаются тому, что мать знала и не вступалась.

3. Дон Жуана. Мужчина с очень хрупкой маскулинной идентичностью, поэтому он нуждается в сексуальном покорении огромного количества женщин. Это бегство от стабильных отношений из-за страха быть поглощенным одной партнершей (нарушение ранних отношений с поглощающей матерью). Психика такого мужчины проецирует в женщину свои худшие качества (агрессию, "грязную" сексуальность), поэтому после полового акта он испачканную спутницу покидает. Влюбляя в себя женщину, Дон Жуан кастрирует и обесценивает ее потребность любить ("сама виновата"), что также связано с желанием отомстить матери.

4. Леонта (герой «Зимней сказки» Шекспира). Мужчина, патологически сомневающийся в отцовстве. Ключевое - это убежденность, что дети не его вплоть до бредовой симптоматики. Основания находятся всегда, поскольку экспертиза на отцовство дает 98%, всегда остаются подлые 2%. Комплекс связан с бессознательными сомнениями в своей маскулинности и возможности своего семени быть полноценным.

5. Квазимодо. Патологическая убежденность в своем внешнем уродстве вплоть до дисморфобии. Приводит к полному отказу от отношений. Зачастую комплекс вызванным бессознательным отвращением к себе как к продолжению тела ненавистной матери.

6. Комплекс "раздевалки". Страх мужчины иметь маленький пенис. Развивается в детстве у мальчика с хрупкой мужской идентичностью, которую не подтверждают в семье, при сравнении своих половых органов с гениталиями отца и старших братьев. Во взрослом возрасте перерастает в навязчивое измерение пениса, избегание половых контактов из-за страха насмешек от женщин. Кстати, голый мужчина смотрит на себя сверху, а на другого сбоку, поэтому даже при равной длине боковой обзор будет давать более длинную картинку.

7. Мачо. Идеализированная подгонка себя под маскулинной образ (агрессия, грубость, сила). Требуется навязчивое подтверждение своей агрессивной сексуальности. Отношение к женщине у Мачо расщепляется: с одной стороны, ему нужна асексуальная жена, с другой - именно шлюха для реализации своих потребностей, т.е. для проекции своих негативных сторон на "падшую". Мотив отношений - власть, а не удовольствие.

8. Ореста (персонаж древнегреческой мифологии, убил мать за ее измену отцу). Мужчина, который ненавидит мать за то, что она не желает подчиняться отцу и признавать за ним лидерство. Часто возникает у сыновей на эдипальной фазе (3-7 лет) после развода, если мать уходит к другому и не заботится о чувствах ребенка. Во взрослом возрасте мужчина будет стремиться унижать и подчинять своенравных женщин.

9. Комплекс Мадонны и Блудницы. Расщепление образа женщины, отказ от сексуального удовлетворения с женой и переживание страстных чувств с любовницей. Комплекс связан с невозможностью принять сексуальность матери и ее отношения с отцом, а также со страхом своей сексуальности, которая воспринимается как порочная.

10. Отелло. Патологическая ревность вплоть до бреда. Основная движущая сила - страх оказаться обьектом насмешек и позора. Мужчина будет ревновать любую женщину вне зависимости от ее отношения к нему и своим террором в итоге спровоцирует подругу на отвержение и измену.

11. Эдипов комплекс. Наша психика итак переживает эдипову фазу, поэтому сам по себе комплекс не комплекс. В патологическом варианте фиксирует мальчика в желании обладать матерью с последующей невозможностью вступать в сексуальные отношения с женщинами.

Классификация сексуального поведения человека по ассоциациям со сказочными героями

Разово на терапии я позволяю себе спросить про любимые сказки из детства. Это, конечно, не метод работы, а милая перчинка: любимые сценарии мультиков и сказок зеркалят заложенную в психике карту будущей личной жизни. К слову, две мои любимейшие сказки себя оправдали и полностью репрезентировали судьбу и детскую семейную ситуацию.

Недавно я услышала о классификации сексуального поведения человека по ассоциациям со сказочными героями. Забавно! Чистых типажей не существует и все же предлагаю на откуп некоторых сказочных звезд.

Женские сценарии первой половины жизни:

1. Спящая Красавица. Пассивно ожидает принца, пребывая в твердой уверенности, что обрушившийся герой разбудит ее сексуальность и энергетику. За внешним фасадом правильной социальной позиции (позволить мужчине себя соблазнить) скрывается отсутствие контакта со своей сексуальностью и непонимание, что такое жизнь. Иллюзорное предвкушение побудчика приводит к его идеализации с мгновенным разочарованием при столкновении с неидеальными чертами. Опасность сценария в том, что 30, 40, а Германа все нет... Герман в этом самое время предается страсти с активными персонажами и будить никого не планирует. Спящая Красавица делегирует фантазийному герою судьбу, оставаясь холодной и неманящей. К сожалению, только в сказах принцы самозабвенно пробуждают сонных девиц.

2. Настенька ("Аленький цветочек"). С интерпретацией я не согласна, но звучит она примерно так: женщина, которая любит спасать чудовищ - алкоголиков, наркоманов и прочих антисоциальных элементов. С положительным персонажем Настеньке сложно, ей важно оставаться мазохисткой-спасительницей. Бросать чудовище жалко, "как он без меня", но за жалобой скрывается собственный страх не соответствовать достойному принцу, которому спасательница не нужна. В сексуальном плане часто отдается под натиском, чтобы после чувствовать себя использованной и горевать о поломанной женской судьбе.

Я считаю, что Настенька символизирует иную историю: любимица отца под гнетом инцестуозного запрета отсылает его за женихом - сексуализированным Чудовищем. Выгода во всем! На внешнем уровне зверь отцу не соперник (во дворец не приведешь), на бессознательном позволяет отыграть фантазию семейного треугольника: разморозить мужчину (отца), которого заколдовала злая волшебница-мать, и наконец-то уж войти с ним в легальные юридические отношения. Настенька-психоаналитик нуждается в психологически сложных мужчинах, чтобы их освобождать и мстить при этом коварной ревнивой колдунье-матери.

3. Красная шапочка. Эдакая соблазнительница - динамистка. Любит очаровывать мужчин своими пирожками, а после притворяться напуганной и слабой. Еще больше любит, когда мужчины за нее сражаются, победителю, правда, достается пуля охотника. Красная шапочка сексуальна, но стыдится воспринимать себя в роли зрелой женщины, поэтому бессознательно наказывает мужчину-зверя за половой интерес. Нуждается в сексуальных преследователях, чтобы с помощью благородных защитников-охотников похотливую нечисть выводить.

4. Шамаханская царица. Роскошная, роковая женщина, разбивательница мужских сердец! Отдается лишь тому, кто бросает к ее ступням весь мир. Действительно красива и грандиозна, но без страдающих поклонников не выживает, поскольку глубоко внутри боится чувствовать себя ненужной, самоценность же меряет количеством влюбленных самцов. Сексуального влечения как такового не испытывает, но четко знает как жить и умело манипулирует мужчинами. Страшится стареть и терять власть. Замуж обычно выходит либо за неярких надежных мужчин, которые обеспечивают необходимый уровень человеческой безопасности, либо за еще более грандиозных шамаханских царей, превращающих ее постепенно в рабыню.

5. Крошечка-Хаврошечка. Одинокая женщина-сирота, чувствует, что может заслужить любовь лишь сквозь страдание и лишения. Отказывается от своих потребностей в угоду отношениям, становится альтруисткой и фантазирует, что доброе поведение хоть как-то оценится мужчиной. Искренне отдается любому за теплое слово, на утро зачастую оказывается оставленной. Пытается удержать мужчину вкусными яблоками, но только в сказках принц влюбляется в доброту под галлюциногенным воздействием еды. В реальной жизни откормленный мужчина с тираническими качествами (с другим она не может) сначала похвалит за вкусные пироги, а после усядется на шею и станет Хаврошечку унижать.

6. Капризная принцесса. Использует секс как манипуляцию с целью извлечения выгоды из мужчин. Умело окружает себя нарциссичными принцами, которые, служа недовольной прекрасной даме, пытаются заслужить ее одобрение и ощутить свою грандиозность. Принцесса не всегда осознает границы дозволенного, поскольку пребывает в фантазии, что весь мир желает ей служить, очень удивляется, если получает от кого-то отказ. Но натолкнувшись на сопротивление, влюбляется на раз, и торжественно становится к плите.

7. Дюймовочка. Хрупкая девочка, нуждается в добром опекуне. В отличие от Спящей Красавицы не гнушается промежуточными вариантами типа гнома или мыши. Ищет идеального принца, при этом оказывается способной к живым и теплым отношениям, поэтому принца в итоге находит. В бытовом вопросе нетребовательна, способна прибраться и приготовить ужин сама, в сексуальном плане притворяется слабой, побуждая хрупкого мужчину ощущать себя героем.

8. Амазонка. Маскулинная женская особь. Обожает добиваться мужчин, после чего выставляет их головы у себя во дворе на всеобщее обозрение. Не нуждается в красивой одежде, не зависит от молодости и внешности. Естественна, сексуальна, агрессивна. Требует от мужчин ответной сексуальной агрессии. Отношения воспринимает как войну, сексуально активное покорение отражает её нужду во внешнем враге, с которым можно бороться, и маскирует страх перед мужчинами как перед теми, кто имеет власть.

Мужские сценарии первой половины жизни:

1. Иванушка. Мужчина трагический, жертва обстоятельств, ищет ту, которая захочет его обогреть и спасти. Частенько приводит в отношения третьего друга-собутыльника, чтобы женщина утешала и его. Даже если Иванушка зарабатывает немало на подругу он тратиться не станет и научно пояснит причины собственной скупости. Фантазирует об идеальных отношениях с "проституткой в спальне, поварихой на кухне, королевой в обществе", в ответ самоотверженно готов отдать страдающего себя. Под маской высоких требований в Иванушке таится страх оказаться нелюбимым из-за собственных трудностей быть мужчиной, поэтому успешно входит в отношения с мазохистичной женщиной, которая через унижение и боль будет замозабвенно завоевывать Иванушкину любовь.

2. Иван-Царевич. Завоеватель и пробудитель спящих дев, заслуженный работник МЧС, почетный трудяга реанимации. Скача на благородном коне, одной рукой он валит врагов, другой спасает пучеглазых девиц. Заинтересован Царевич исключительно в сексуальных особях, тяготится мыслью, что в мире миллионы неудовлетворенных дам, сердцем болеет о каждой. В неволе не размножается. Устав от героических сражений, под шумок может жениться на "чистой" спокойной девушке, поскольку а. ощущает свою сексуальность как порочную, б. нуждается в достойном множественном потомстве, сберечь которое сможет неозабоченная плотскими страстями жена. После обряда очищения и оплодотворения он либо ускачет прочь с глубочайшим грузом вины реанимировать зовущих дев, либо же обрюзгнет и погибнет, ненавидя и проклиная себя.

3. Кот в сапогах. Классный преданный друг Царевича. Утешитель, помогатель. Готов завоевывать царевень и с преданностью отдавать их красавцу-господину. Добрый мужчина, не очень, правда, уверенный в себе, поэтому считает, что плотские утехи не для него. Предпочитает одиночество, в спутницы же выбирает нетребовательную соратницу для совместного прочтения Канта и решения сложносочиненных заданий бытия. Нуждается в Кошке в сапогах, но не по темпераменту, а по видовому соответствию, чтобы чувствовать себя безопасно в нетребовательной заботливой среде.

4. Маугли. Дикий сексуальный мужчина с детским отливом невинности. Не стремится покорять и завоевывать, занимается своими делами на пальме: творчески работает, путешествует, читает интересные книги, не зашоривается правилами и границами. На девушек внимания не обращает, хотя просекает томные взгляды вокруг. Слезая с очередной лианы, сходится с женщиной чуток постарше. Первоначальная природная идиллия сменяется трансформацией Маугли в мелкого домашнего тирана без единой ссоры с его стороны. Он постепенно устанавливает свои законы, а женщина в панике не понимает как сексуальное невинное дитя внезапно перехватывает власть, но такова цена за очарованность молодым зверьком.

Сексологические запросы